Общество: Редакция
23
Апреля
2017

Посмотрите и вспомните моего родного танкиста

Мой отец Рогов Василий Семенович родился в 1925 году прошлого столетия. Был участником Великой Отечественной войны.
Те крохи, что в памяти из детства сохранились, описать хочу в небольшом рассказе о дорогом мне человеке.
В семье был первым сыном. Груз ответственности был весомым. Уже в 14 лет он сопровождал багаж с валенками из Джамбула (Южный Казахстан) в Змеиногорск. У нас с зимней обувью были большие проблемы. Мало было овец и мастеров, изготавливающих валенки. Ни о каком пимцехе тогда еще и не помышляли. А в Джамбуле жил предприимчивый родной дядя отца, который занимался разведением овец и с сыновьями катал валенки.
В 1941 году 16-летний Василий сопровождал очередную партию валенок. Была середина июня. В поезде было полно цыган, как всегда пели, гадали, воровали. И были необычными в их голосах нотки тревоги.
- 22-го война случится, - говорили они, - рано утром. Передвигались по стране, вот где-то и прослышали про то, что будет война.
Домой приехал, конечно, рассказал о том, что слышал от цыган.
Когда через неделю объявили войну, к отцу пошли соседи, знакомые. У нас люди устроены так, желают знать, что будет. Ворожба на картах, на бобах и т.п. и тогда были в чести. Сарафанное радио исказило данные, решили, что мой отец предсказал начало войны.
- Вася, скажи, а мой вернется живым, ему уже повестка пришла; посмотри на меня внимательно, я живучий, я ведь вернусь, правда.
Мария, старшая сестра со слезами пришла в отчий дом, мужа Хилько Николая уже завтра отправляют на фронт. С недоверием посмотрела на брата и с испугом спросила: "Что скажешь, колдун. Николай не погибнет?" И отвернулась, боялась услышать ответ. Николай Хилько погиб в одном из первых боев.
Его имя есть в Книге памяти Славы в Барнауле. Высечены имя и фамилия на Доске памяти у мемориала памяти в Змеиногорске.
Совсем мало, что выхватила память из детства о войне и моем отце.
Дедушка Семен Фролович рассказывал, что взяли отца на фронт с третьей попытки. "Довезут до Новосибирска, взвешают и домой... вес набирать".
Не рады были родители такому положению дел. Семья была большая, бедность еще больше.
Каждый раз проводы делали, как полагалось, ведь на войну провожали, не куда-нибудь.
Дедушка обратился в военный комиссариат с просьбой найти выход. И как только в Красноярске открылись 6-месячные курсы танкистов, моего отца туда оформили.
Проводы были с напутствием родителей. Отец, Семен Фролович, показывал на два Георгиевских креста, полученные им, не знаю за какую войну, говорил: "... чтобы грудь, сынок, в крестах..".
Мать, Ольга Антоновна, молилась Николаю-чудотворцу и просила о чуде: оставить ее сына живым.
Ну, а остальная родня пела и плясала традиционную "Во солдаты Ваньку мать провожала".
Пели частушки, типа:

Бабка сеяла муку,
отруби в кадушку.
Приказала старику:
"Напои телушку".

"Ох, дед, ты мой дед,
На штанах - заплатка.
А кто приплатил?
Моя родная бабка!"
Сравнить с тем, что поют сейчас - небо и земля:
"Захожу я в Интернет
И чего там только нет..."
Отец рассказывал, что прежде чем он ушел на войну, его еще отец отправлял пешком в город Риддер (Лениногорск) к родному деду Антону (был такой пеший путь-тропа до Казахстана).
- Ты нам помоги, сходи, мы же остаемся и без зятя Хилько и без старшего сына. Попроси семян на будущую весну, выживать-то надо.
Мой отец о войне не рассказывал. Слышала, друзьям говорил о земляке с деревни Миловановка Никольского сельсовета, что когда первый бой принимали, командование приказало боевую машину не оставлять ни при каких обстоятельствах, а товарищ испугался, выпрыгнул из танка и в первом же бою погиб.
Бывшие фронтовики в 60-е годы прошлого века часто собирались у нас дома: пели песни о войне и пили за живых и павших. В такие встречи Станислав Семенович Поленов просил мою мать затопить русскую печь и при этом не закрывать заслонку. Дрова потрескивали в пламени печи, Станислав Семенович пел: "Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза, и поет мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза..."
Шура Жолудева была полевым хирургом на войне. Она и стихи о войне читала и плясала без перерыва.
Василий Андреевич Пенюков и отец пели "во всю головушку":

Ехали мы из Берлина
По дороге прямой.
На попутных машинах
Прямо с фронта - домой.
Эй, встречай,
да крепче обнимай!
Чарочку хмельную
Полнее наливай!

Моего отца Рогова Василия Семеновича до сих пор вспоминают добрым словом.
Помнят, рассказывают мне о конкретных делах, которые помогли в трудной жизненной ситуации. Однажды женщина из поселка Беспаловский спросила: "Когда смотришь телепередачу "Жди меня", о чем думаешь (тогда телеведущий был Игорь Кваша).
Игорь Кваша и Василий Семенович очень похожи и лицом, и своей порядочностью.
Благодарю всех, кто помнит моего отца, в частности, супругов Чупоршневых.
Посмотрите на эти военные фотографии и вспомните моего родного танкиста.

Ольга Быковская,
дочь Василия
Семеновича Рогова.


В каком родильном доме
появится на свет мой ребенок?

В 2016 году в Алтайском крае была введена трехуровневая система родо-
вспоможения. Она является для региона новой, и как все новое и непривычное вызвала вокруг себя массу разговоров. О том, чему верить, а чему нет, а также о том, что реформа в родовспоможении даст жительницам края, нашему корреспонденту рассказала заместитель министра здравоохранения Алтайского края Вера Ушанова.

- Вера Михайловна, расскажите пожалуйста, каковы были предпосылки разработки трехуровневой системы родовспоможения?
- Первые шаги на пути реформирования системы родовспоможения были предприняты в регионе еще в 2011 году, когда была начата модернизация здравоохранения Алтайского края. Предпосылкой создания трех-
уровневой системы послужило ухудшение состояния здоровья современных женщин. Это происходит за счет того, что первые роды сейчас, как правило, откладываются на 25 лет, а вторые - на 29 и позже, а к этим годам у многих будущих мам уже накапливаются различные заболевания, влияющие на процесс вынашивания и родов, а также на здоровье малыша.
- В чем заключается суть новой системы родовспоможения?
- Отмечу, что многоуровневый метод оказания медицинских услуг разработан прежде всего для того, чтобы все роженицы нашего региона, вне зависимости от того, насколько далеко они проживают от краевой столицы, могли получить высококвалифицированную и высокотехнологичную медицинскую помощь. Для этого все медицинские организации, в которых оказываются услуги по родовспоможению, были разделены на три уровня. Первый - это родильные дома и отделения при центральных районных больницах. В них нет круглосуточно дежурящих врачей-гинекологов и неонатологов и поэтому они могут оказать квалифицированную медицинскую помощь только при беременности, которая протекает физиологически нормально. Но оговорюсь, что таких беременностей в Алтайском крае всего 8%! Учреждения второго уровня - это межрайонные родильные центры. В них круглосуточно работают акушер-гинеколог, неонатолог и реаниматолог-анестезиолог, а также имеется детская реанимация. Рожать в таких учреждениях должны женщины, имеющие определенные заболевания, но беременность которых по прогнозам окончится благоприятно. В прошедшем 2016 году на межрайонные родильные центры (перечень) пришлось 78% родов. Учреждений третьего уровня на сегодняшний день в регионе два. Это расположенные в Барнауле перинатальный центр "ДАР" и КГБУЗ "Перинатальный центр клинический Алтайского края", который известен также как пятый роддом. В них должны рожать пациентки с высоким уровнем риска, если допускается, что неблагоприятный исход беременности 50% и более.
- А кто и как определяет эту самую степень риска?
- В Алтайском крае сформирован общий регистр, в который попадает каждая женщина, встающая на диспансерный учет по беременности. Выбор учреждения родоразрешения того или иного уровня делает специалист в зависимости от совокупности и степени рисков со стороны здоровья женщины и будущего ребенка во время беременности, а также от прогноза предстоящих родов. Существует специально разработанная шкала определения степени рисков. Они в свою очередь делятся на легкие, средние и высокие, соответственно и рожать женщины должны в учреждениях первого, второго или третьего уровня. Среди рожениц нашего региона очень много женщин с довольно высокой степенью риска, потому что почти у каждой из них на момент родов имеется более 2 соматических заболеваний.
- Получается, что женщину с высокой степенью риска обязательно заставят ехать рожать в Барнаул?
- Естественно, заставить ее никто не может, и женщина с высоким риском может остаться рожать в районной больнице, но гарантий того, что роды пройдут благополучно, и малыш будет развиваться нормально, медицинский персонал в этом случае дать не может. В учреждениях третьего уровня для оказания медицинской помощи имеется опытный высококвалифицированный персонал и соответствующее оборудование, а на местах этого, как правило, нет. Конечно, районные специалисты могут получить заочную консультацию посредством телемедицины или вызвать бригаду из Барнаула, но может быть упущено время. Поэтому, чтобы избежать риска неприятных последствий, врачи будут настаивать на том, чтобы беременные с высоким уровнем риска ехали рожать в учреждения третьего уровня. Они, во-первых, имеют высококвалифицированный персонал, а во-вторых оборудованы новейшей техникой, позволяющей оказывать своевременную и современную медицинскую помощь.
- Что бы вы посоветовали будущим мамам?
- Как врач я могу сказать, что нужно прислушиваться совета специалистов и реально оценивать свое состояние. Согласитесь, что жизнь и здоровье мамы и малыша гораздо дороже денег, а ради того, чтобы роды прошли благополучно, стоит проехать хоть сколько километров. Если у будущих мам имеются материальные трудности, можно обратиться в соответствующие социальные службы, которые окажут помощь в доставке роженицы в Барнаул.


Мнение

Олег Зуйков, главный внештатный неонатолог Алтайского края:
- Считаю, что проблема модернизации родовспоможения в Алтайском крае искусственно раздута некоторыми средствами массовой информации. Вместо того, чтобы просвещать население и доводить реальную ситуацию, в СМИ зачастую пропагандируются роды в домашних условиях.
Конечно, каждая женщина вправе рожать там, где ей хочется. Но к каким последствиям это может привести? Зачастую к неблагоприятным. Приведу простой пример. Жительница Барнаула родила ребенка дома. На 4-е сутки ему стало плохо, и через 8 часов после ухудшения состояния он был доставлен в реанимацию. Спасти малыша удалось, но, к сожалению, он на всю жизнь останется инвалидом. Теперь вопрос - кто виноват? Медики, которые вовремя не оказали помощь? Родители, которые решили не ехать в роддом? СМИ, которые пропагандируют роды в домашних условиях?
Татьяна С., Славгородский район:
- В конце февраля я в 37 лет родила третьего ребенка. Еще на 5 месяце беременности лечащий врач мне сообщила, что из-за некоторых осложнений беременности настоятельно рекомендует рожать в Барнауле. Она объяснила мне, что в перинатальном центре специалисты работают более опытные, есть все необходимое оборудование. Я согласилась, потому что доверяю своему врачу и забочусь о здоровье моего будущего ребенка.
Два раза проходила консультацию у врачей перинатального центра дистанционно и один раз приезжала на скрининг. Родила сама, врачи сказали, что роды были сложные. Сейчас со мной и с сыночком все хорошо, не знаю, как сложилось, если бы я не поехала в Барнаул. В любом случае я благодарна как нашим славгородским, так и барнаульским врачам за то, что помогли мне родить моего малыша здоровым.

Языком цифр

Языком цифр
В течение последних пяти лет в Алтайском крае ежегодно рождается около 30 тысяч детей. Почти половина (46%) новорожденных - вторые и последующие дети.
В 2016 году в регионе количество детей с врожденными сложными пороками развития увеличилось в сравнении с 2015 годом в 2 раза. Вместе с тем медицинским работникам удалось спасти на 18 новорожденных детей больше, чем в 2015 году.

Читайте также